четверг, 8 декабря 2016 г.

Не мультифорой единой

Насобирал тут на всяких лингвистических форумах наши сибирские (в основном, Иркутская область и Бурятия с Забайкальем) диалекты, которые не везде поймут. Не берусь утверждать, что так никто больше не говорит. Не берусь утверждать что всё прямо диалекты (тут много просторечий и просто жаргонных слов). Но почитать интересно. Дайте ссылку свои друзьям из других регионов, много ли они знают слов и выражений из списка?

Бадьма - деревенский хулиган, бич или шабашник. Вроде как есть такое бурятское имя, но не уверен (подскажите кто знает)
Бикарасы - всякая мелкая водная живность
Бичиха - ну, собственно, бич/бомж женского рода (не везде так говорят)
Беремя - бремя, ноша или что-то в значении "много"" ("сколько время? - целое беремя!")
Бормаш - рачок-бокоплав, гамаррус, рыбаки знают
Бравенький - (привет Бурятии и Забайкалью) одобрительное такое слово, хороший
Бродни - высокие сапоги, "бродить" по заболоченной местности
Буровить в значении "мощно писать, мочиться"
Белёный чай, белить чай - чай с молоком (забайкальцам привет)


Вехотка - мочалка (серьезно, никто не знает кроме наших)
Верхонка - плотная рукавица, варежка для грязных работ
Вилок капусты - кочан же (ещё один мощный диалект)
В одну каску - в одного, не поделившись
Воровайка - японские грузовички с подъемным краном
Вошкаться - ворочаться, рыться где-то


Гардина в значении "карниз для штор"
Гача - штанина, вот вообще неизвестно на западе почти
Густой чай - крепко заваренный
Гаситься в значении "прятаться"
Голить в значении "водить в игре", "голя" - ведущий соответственно, кто всех ищет или догоняет
Голоуший - без шапки
Голубица вместо "голубика"
Горбовик - металлическая емкость с ремнями, надевается по типу рюкзака для сбора в неё грибов, ягод
Горлодёр вместо "хренодёр"


Децел как мера чего-то маленького ("отсыпь децел орехов" = "отсыпь немного")
Дикошарый - дикий, избегающий людей, странный
Дичка как яблоня
До талого, в талого - до последнего, до самого конца. "В талого" что-то вроде тоже близкое к концу, алкаши например "упились в талого"
Дубак, задубеть - сильный мороз
Дымокур - дымный костёр, от гнуса и комаров
Дербанить, раздербанить - рвать, отделять что-то резкими движениями


Ейная - просторечное "её"


Жадина говядина - с продолжением "солёный огурец, по полу валяется никто его не ест!". Представляете, дети из других регионов несут дальше что-то про какой-то барабан или пустую шоколадину..
Жарёха - все, что пожарено на сковороде (поджарка, мясо)
Жулькать - тискать, тереть что-то. Обычно про стирку ("пожулькай там с мылом") или про обильную любовь к какому-нибудь котёнку ("зажулькали кота совсем")


Забыгать, обыгать - заветриться, засохнуть
Засоня вместо "соня"
Заполошный - неспокойный, волнующийся и бегающи по пустякам, непутевый
Звездануть - сильно ударить, "чтоб звездочки полетели"
Звонкодырый - очень громкий, про человека
Золотинка - как обёртка от конфет
Зубило - как просторечное название автомобиля


Изно(а)хратить - изорвать, испортить, порвать на лоскуты
Ись как просторечное "есть"


Каво? - как гоповато-просторечный вопрос
Калтус - болото, редко, но пару раз слышал. В Усолье-Сибирском так называется искусственный водоём в черте города, я там в детстве даже каталя с сестрёнкой на катамаранах.
Ка(о)ндейка - маленькая комната, кладовка, сторожка
Катать вату - бездельничать, прокрастинировать, уклоняться от какого-то дела
Копорулька вместо "тяпка", "мотыжка"
Космы - волосы, обычно неухоженные
Конды(а)рёк - козырёк над входом подъезда
Купаться в значении "принимать душ" (умные люди утверждают, что не одно и тоже)


Лебезить - 1) Прислуживаться перед кем-то 2) Беспорядочно шевелить ногами, обычно про младенцев
Лыбиться - улыбаться, слово с явны негативным оттенком


Мастерка вместо "олимпийка" (какая олимпийка вообще!?)
Маленько - вроде все понятно, но поди ж ты, диалект-с
Малохольный - ненормальный, "с приветом"
Майка вместо "футболка" (имеется в виду, когда она действительно футболка с рукавами)
Мосолыга - мосёл, большая кость, в супе обычно
Моркошка - морковь конечно, тут видимо какая-то рифма с картошкой образовала такое слово
"Моя" как обращение (снова привет Бурятии и Забайкалью), причем не важно к близкому человеку или нет ("ты чего, моя?")
Мутузить - бить
Мультикасса (уникасса, новоплат) - тут как в истории с Ксероксом у кого что первое поставили
Мультифора - самое известное, пожалуй - файлик, прозрачный конвертик для печатных документов
Мызгать (замызганный) - марать что-то, обычно путём долгого теребления или грязными руками
Мысок вместо "носок", это про обувь


На кокурочках вместо "на корточках"
На левую сторону вместо "наизнанку"
"На разлив" вместо "в разлив"
Нарастопашку вместо "нараспашку"
Нашкулять - добыть, насобирать (обычно про мелочь)
"Но" в значении "да" ("вот же он сумасшедший?" - "но")


Обутки - обувь
Однёрка - в значении "единица" (мой фаворит)
Осоловелый вместо "осовелый", расслабленый то есть, вялый какой-то
Отчи(е)хвостить - отчитать, наругать, оттаскать на словах


Паря - как производное от "парень"
Печка вместо плита
Плойка - наше родимое, а почти везде "шипцы", "прибор" (!?), "стайлер"
Плюхаться - падать всем весом, "плюхнулся на диван"
Поварёшка вместо "черпак", "половник"
Притартать - принести что-то, притащить
Пришпандорить- прилепить, приделать
Простодырый - простофиля
По сюда, по туда - просторечия, "пойдём-ка лучше по-туда"
Пустолайка - собака, которая много лает без толку


Расшипериться - тут даже не знаю как адекватно объяснить, широко сесть, растопырить конечности, расшириться
Разнос вместо "поднос"
"Развал - схождение" - говорят везде пишут "сход - развал"
Расколотка - (тоже общесибирское) - мёрзлая сырая рыба, порезанная стружкой и посыпана солью, перчиком, оч.вкусно кстати (европейцы сейчас почувствовали холод по спине)
Распадок - низина в горах, обычно туда стекает вода и там кишит жизнь
Резинка вместо "ластик"
Ранетки вместо "яблочки" (причем неважно какие)


Свеженина - свежее мясо
Сетка вместо "авоська"
Сельтесон вместо "сальтисон"
Сопреть - испортиться от сырости
Свистульки, пикульки - стручки акации, коей было много рассажено по улицам. Если правильно почистить от бобов, можно долго донимать всех близко живущих.
Скалиться - в смысле улыбаться во все зубы, но как-то фальшиво или с неодобрением от говорящего
Скакалка (говорят что в Питере ок, а москвичи говорят "прыгалка" - wtf)
Скучать - вместо длинного "заскучать по"
С чего? - как вопрос, аналог "ну почему это?"
Сопка - (ну это скорее из Дальнего Востока пришло) холм, гора
Сосатка - леденец
Сотик - телефон, мобила
Стайка - сарай


Таганок - такая штука, на которую вешают котелки в походе (как по-другому называется даже не знаю, но вроде не везде поймут)
Теперича вместо "теперь"
"Тюльпаны" - разъемы "колокольчики"
Тепляк - теплушка, тёплый сарайчик где зимует скот, птица
Таксовать в значении "подрабатывать частным извозом", во многих местах говорят "бомбить" (а мне как-то слух режет)
Тика-в-тику - прямо очень близко, на грани фола, обычно когда что-то едва влезло куда-то
Толчёнка в значении "картофельное пюре"
Трико - тоже, говорят, не везде понимают
"Туки-та" (детская игра) - много названий, это когда все прячутся, а "голя" (ведущий) ищет и кто сможет быстрее добежать до какого-то предмета, коснуться и сказать заветное "туки-та!" тот и молодец
Тяма ("тямы не хватило"") - ум, соображалка


Угарный - как синоним "классный, клёвый"
Умудохаться - смертельно устать
У ней - вместо "у неё". Скорее как просторечие, но всё же.
Улка - просторечное "улица"


Фазанка - в значении средне-специальное учебное заведение, ПТУ
Фага - телефон мобильный (тут привет городу Братску)
Фартук вместо "передник"
Френчик в значении "лёгкая куртка"
Фестивалить - в значении пить-гулять, праздновать


Шарабориться - шуршать, ворочаться
Шастать - бездельничать, ходить куда-то без особого дела
Швыркать чай - пить с характерным звуком
Шебуршать - шуршать, искать что-то в груде вещей ("пошебурши там")
Шебутной - непоседливый (если про ребёнка) или самодур (если про взрослого)
Шель-шевель - эпичное выражение, означающее что-то очень медленное, возню какую-то и потерю времени ("пока он там шель-шевель, такси уже уехало")
Шибзик, шибздик - малявка, коротышка
Шилохвастик - непоседливый ребёнок, "шило" в одном месте
Шуровать ("шуруй давай отсюда") - шагать, идти в каком-то направлении


Хиус - холодный пронизывающий ветер
Хлюздить - плакать, распускать нюни
Хрупостит вместо "хрустит"


Чё-кого - не верю, но говорят, что не у всех на слуху
Чеплажка - ковш, кружка, какая-то штука чтобы черпать жидкость
Чурики ("я в чуриках") - вместо "я в домике", типа инвзибл в детской игре
Чистить яйца - где-то говорят только "лупить яйца" (wat?)
Чичер - сильный мороз, холод


Яишня - яичница
Читать дальше......

понедельник, 7 марта 2016 г.

Торо и его уолденский эксперимент

"Никто еще не заблудился, следуя своему внутреннему голосу. Пусть даже результатом станет ослабление тела, сожалеть об этом нечего, поскольку такая жизнь находится в согласии с высшими принципами. Если день и ночь таковы, что ты с радостью их встречаешь, если жизнь благоухает подобно цветам и душистым травам, если она стала гибче, ближе к звездам и бессмертию, – в этом твоя победа. Тебя поздравляет вся природа, и ты можешь благословлять судьбу. Величайшие достижения обычно менее всего ценятся. Мы легко начинаем сомневаться в их существовании. Мы скоро о них забываем. Между тем они-то и есть высочайшая реальность. … Истинная жатва каждого моего дня неуловима и неописуема, подобно краскам утренней и вечерней зари. Это – горсть звездной пыли, кусочек радуги, который мне удалось схватить..."

Фрагмент, подчеркнутый в одной из книг, найденных вместе с останками Криса МакКэндлесса



Это самое знаменитое произведение американского мыслителя и писателя Генри Дэвида Торо — пример того, как важно знать биографию писателя в привязке к историческому контексту. Потому что — а в случае этой книги особенно — время и место её написания служит ключом к её смыслу.
Торо был личностью удивительной и во многом известен своими протестами и вызовами общественному устройству.
Так, во имя протеста против войны США с Мексикой он публично отказался платить налоги, за что ему пришлось некоторое время провести в тюрьме. Правда, его родные в тот же день заплатили штраф, считая поступок Торо позорным для своей семьи. Но это как раз и является показательным для американского общества тех лет: у него не могло возникнуть и мысли не заплатить налог, государство полностью довлело над человеком. Впоследствии, торо станет одним из первых теоретиков гражданского неповиновения, и окажет влияние на величайшие умы тех лет (например, довольно много Торо цитировал Лев Толстой). Кроме того, Торо активно выступал в защиту природы, за права негров, а также стали одним из первых приверженцев теории эволюции Ч. Дарвина.


В одно время, он увлекся идеями т.н. трансцендентализма — идеи духовного совершенствования, близости к природе. И тогда Торот решился на эксперимент: несколько лет своей жизни провести в стороне от цивилизации, близ пруда Уолден, самостоятельно построив себе хижину, довольствуясь малым и добывая себе пропитание собственным трудом. Так родился "Уолден, или жизнь в лесу".


Вся книга представляет собой несколько зарисовок труда и быта, без излишних удобств и с "узелком за пазухой". В то же время, из неё сочится задиристая и меткая сатира на современное общество, обременённое излишним трудом, материальным грузом, неподъёмными финансовыми обязательствами и всю жизнь расплачивающиеся за своё, как им кажется, материальное благополучие. Торо вмиг стряхивает с себя все эти порой бессмысленные социальные наслоения и настоятельно учит читателя быть умнее, обходиться малым, пресечь свою страсть к материальному накопительству, искать душевного спокойствия не в светстких беседах, а в единении с природой. И главное — быть счастливее. По мнению Торо, чем ближе человек к Творцу, чем меньше ему нужно для ежедневного существования, тем он счастливее. Постоянный труд и работу Торо считает проклятьем, званые ужины - невыносимо скучной и пустой болтовнёй, а следование моде в одежде и вовсе сущей глупостью. Тут можно было бы привести несколько колких цитат, но выбрать лучшие мне так и не удалось — уж больно хороши все!


Настоящая жизнь его проходит в единении с природой: он строит себе хижину, сеет и возделывает бобы, измеряет глубину пруда, пытается перехитрить то и дело ныряющую в пруд гагару, кормит недозревшими кукурузными початками птиц и мышь с ладони, наблюдает за схватками муравьев. Вся природа вокруг для Торо словно живое существо и лучший досуг для её истинного сына — человека.
При этом стоит сказать, что Торо вовсе не призывает к аскезе и отшельничеству с криками "айда все назад, в пещеру!": во время своего эксперимента он периодически принимает гостей и сам ходит в ближайший посёлок узнать новости.
Своим экспериментом он лишь стремится показать, хоть и в несколько гиперболизированном виде, что современное человечество вовсе не там ищет счастья, что цивилизация превращает человека в своего раба и угнетает его до конца жизни, не давая разогнуться и вдохнуть полной грудью пьянящий воздух. Примечателен эпизод, в котором он описывает жизнь повстречавшегося ему ирландца-лесоруба, живущего в нищете с несколькими детьми. Торо считает, что если бы он последовал его примеру и прекратил работать "на дядю", то смог бы избавиться от своей вечной нужды.
Конечно, с высоты 21-го века все доводы Торо кажутся нам немного дикими, невозможными и местами слишком резкими. Но в глубине души, я думаю, каждый понимает, что Торо прав. И чем более он прав, тем более утопичными кажутся его идеи, призывы и утверждения.
Тем не менее, Торо уходит из Уолдена. Почему?

Я ушел из леса по столь же важным причинам, что и поселился там. Быть может, мне казалось, что мне нужно прожить еще несколько жизней и я не мог тратить больше времени на эту. Удивительно, как легко и незаметно мы привыкаем к определенному образу жизни и как быстро проторяем себе дорогу. Я не прожил там и недели, а уже ноги мои протоптали тропинку от дверей к пруду, и хотя с тех пор прошло пять или шесть лет, она еще заметна. Возможно, впрочем, что по ней ходили и другие, и потому она не заросла. Поверхность земли мягка и легко принимает отпечатки человеческих ног; так обстоит и с путями, которыми движется человеческий ум. Как же разъезжены и пыльны должны быть столбовые дороги мира – как глубоки на них колеи традиций и привычных условностей! Я не хотел путешествовать в каюте, я предпочел отправиться в путь простым матросом и находиться на палубе мира, откуда лучше виден лунный свет на горах. Я и сейчас не хочу спускаться вниз.

Мой опыт, во всяком случае, научил меня следующему: если человек смело шагает к своей мечте и пытается жить так, как она ему подсказывает, его ожидает успех, какого не дано будничному существованию. Кое-что он оставит позади, перешагнет какие-то невидимые границы; вокруг него и внутри него установятся новые, всеобщие и более свободные законы, или старые будут истолкованы в его пользу в более широком смысле, и он обретет свободу, подобающую высшему существу. Чем более он упростит свою жизнь, тем проще представятся ему всемирные законы, и одиночество не будет для него одиночеством, бедность перестанет быть бедностью, а слабость — слабостью. Если ты выстроил воздушные замки, твой труд не пропал даром; именно там им и место. Тебе остается подвести под них фундамент.

В заключение хочу сказать, что читать Уолден было нелегко. Текст изобилует множеством отсылок к античным произведениям, большая часть которых, к сожалению, оказалась мной не понятой, ведь мой литературный опыт совсем небольшой.
Кроме того, это не дневниковые записи, и не художественный вымысел. Это настоящая проза мыслителя, жизненная философия и искренние убеждения, которые могут быть не близки, или показаться старомодными, но при вдумчивом чтении не могут не задевать того, что мы уже столько лет пытаемся спрятать за спиной технологического прогресса и новых ценностей нашего меняющегося мира.

4 из 5
★★★★☆
Читать дальше......

четверг, 7 января 2016 г.

Ремизов и его таёжная проза

О Ремизове как-то немного известно: писатель начинающий, пара книг всего в библиографии - сборник рассказов "Кетанда" и роман "Воля вольная", принёсший какую-то известность и попавший в финалисты премии "Большая книга" в 2014-ом. Работал геодезистом в тайге, и учителем литературы, так что моральное право писать про быт таёжный имеет полное. Что и делает. Обе книги прочитал не без интереса, плюс прихватил ещё небольшую повесть из журнала "Новый мир". Но обо всём по порядку.

"Воля вольная"



О "Воле вольной", с которой я и начал своё знакомство с творчеством Ремизова в сети написано достаточно много. То ли с лёгкой подачи самого автора, то ли с острого журналистского словца его окрестили "романом о воровской тоске русского мужика по воле". С этим можно частично согласиться, но я бы не стал. Ремизову отлично удаются медитативные описания как величественной дальневосточной природы (события происходят на Дальнем Востоке, но источники вдохновения, как утверждает автор, черпались скорее из восточно-сибирской тайги Приангарья), так и неторопливого быта промысловиков. Настолько живо и тепло, что зачитываешься и закутываешься в сладкую негу, и вот кажется уже, что сам сидишь у тёплой печурки в зимовье, на крыше по колено снега, под потолком висят соболиные шкурки, а на улице собака грызёт мерзлую рыбину. Одним словом - декорации расписаны на пять с плюсом, чувствуется и личный опыт, и любовь к природе и её грозным силам, с которыми нужно по-особому выстраивать отношения.
Роман мужской, в этом даже сомнения нет - и быт, и характеры, и разговоры - всё мужское: где-то небрежность, где-то гнев, где-то крепкое словцо. Женщинам в романе места как-то не нашлось. А там, где нашлось, описаны они были простовато, даже примитивно.
Идея сюжета достаточно интересная: глухой дальневосточный посёлок Рыбачий, наше время, где вся жизнь крутится вокруг браконьерства поневоле - иначе и денег взять неоткуда. Местные мужики промышляют икрой да соболем, а ментовские царьки сидят в доле и закрывают глаза на незаконный по бумагам вылов. Вроде какой-то баланс сил соблюдается, до поры до времени, пока дело не доходит до нелепого конфликта между местным промысловиком и ставленным с Москвы майором Гнидюком (фамилия говорящая), который разрастается как снежный ком и подминает под себя всех, даже случайных, казалось бы, людей. Но случайных здесь нет - все плотно связаны общим устройством жизни, нравится он жителям или нет.
Тема романа, на самом деле, о социальном конфликте, дисбалансе между теми, столичными из телевизора, и местными, настоящими. Между властью, которая пришла устанавливать свои порядки и теми, кто на этой земле уже не одно поколение трудится и охотится. Между местными мужиками, которые голыми руками Урал в тайге ремонтируют и москвичом, который приехал на купленный им участок с дорогим австрийским ружьём. Между теми, кто эту самую новую власть с их порядками нехотя признаёт и теми, кто в открытую плюёт им в рожу.
В этих конфликтах и вспоминаются героям времена "воли вольной", когда все мужики ловили рыбу, но меру знали. Времена дедов и отцов, времена справедливости и однозначности, когда "взятка" - это там, где власть, а здесь в глуши её и не было никогда.
Кульминацией всех этих мыслей становится монолог Степана Кобяка, одного из главных героев, с которым и разгорелся конфликт у местного блюстителя порядка. Приведу его тут полностью:

" — Я много думал, — заговорил Степан Кобяков. — И раньше, и теперь вот. Родственники у меня в Канаде. Звали, тайга, мол, такая же, давай, тут, мол ты сам себе хозяин… А как уехать? Кобяковы одни из первых пришли на Охотский берег. Острова Кобякова есть в море, хребет Кобякова… Сколько здесь дедов моих лежит?! Думал, отсижусь, как-то рассосется… Даже бомбоубежище себе в стланиках приготовил. А позавчера на озеро пошел. Оно когда-то наше было… деда своего вспоминал. Он девяносто шестого года рождения, всякого в жизни повидал. Похлеще нашего пришлось… Но не в этом дело… Степан разговорился, видно было, что решения его не простые. Колька сидел тихо и с удивлением слушал, за всю жизнь от Кобякова столько слов не услышал. Ему даже странно было, что у Степана дед был, о котором он так вспоминает. — В нем сила была, не согнешь! — Степан нахмурился и посмотрел на чуть коптящий фитиль керосиновой лампы. — Он точно знал, чем живет. И поэтому знал, как жить! Добро — добро, зло — зло! Все! Никто его с этих правил не свернул бы! А я что сейчас? Как сучёнка престарелая должен пресмыкаться туда-сюда… И перед кем? Перед теми, у кого даже совести не осталось? Думаете, от хорошей жизни все время в лесу торчу? Смотреть невозможно, что там творится! Какое добро, какое зло? Воры, красиво нарядившись, жизнью управляют, стыд, совесть — все к едрёной матери… И знаете, что я понял… — Тут он надолго замолчал. Потом поднял голову: — Слишком мы за свою шкуру трясемся. В этом вся херня. Думаем, только пожрать, да попить родились на белый свет, вот и ходим жидко. — Помолчал, — Может, есть смысл положить себя за дело? Вон кижуч, да кета гибнут, и дело получается. А дали бы слабину, вильнули бы в сторону, и всё — на них бы все и кончилось! Может, и нам без этого никак? Студент крякнул восхищенно и шмыгнул носом. — Я сейчас очень серьезно говорю! — заволновался Степан. — Может, и лососей и нас одинаково задумывали?! Принцип один! А мы его нарушаем! Может, мы уже вильнули, и обратной дороги нет? Что делать-то тогда? Что я внуку своему скажу? Ментам платите столько, прокурору столько, кому еще? Президенту? В конверте ему по почте отправлять? И что внуки про меня подумают? Подумают, слабак был дед! Шкуру свою берег! Из-за него и наша жизнь такая паскудная? Или подумают, раз он платил, значит, и мы должны нагибаться, где скажут! — помолчал. — Пусть лучше знают, что их дед залупился против этого дерьма. Мне, даже мертвому, приятнее так будет думать! Такая херня, ребята. Себя мне не жалко… — Степан говорил хмуро и почти спокойно. Как будто дело это было у него окончательно решенное. "

Дело-то даже не в мужиках, взбунтовавшихся в тайге, а во всеобщности происходящего. Есть в романе упоминание и о Приморских "партизанах" - событии вполне реальном, произошедшем недавно. Сцена для событий романа - это вся Россия, посёлок Рыбачий - это любой сибирский посёлок или городок, местные ментовские царьки - это начальники полиции, прокуроры, ставленники. Конфликт этот зреет и зреет, ведь уровень жизни падает, деревня вымирает, а память о благодатных временах ещё жива.
Другой вопрос - как так получилось? Кто виноват, кто допустил? Ответа на извечный русский вопрос вроде как и нет, только намёки:

" Балабан подсел к печке, скрипнув дверцей, не по-таёжному выбросил объедки в огонь. Достал сигареты: — Я, мужики, о другой свободе… Они на нее не влияют. Мы ведь все равно живем такой жизнью, какой живем. Мы сами ее создаем, не власти. — Он задумался. — Мы ведь сами ленивые, да злые, да жадные, при чем здесь власти? Сами можем помочь или не помочь соседу. Мы все решаем. Поэтому… все справедливо устроено… Он помолчал, потом продолжил тихо и очень неторопливо: — Совсем не правители нами правят… другие законы. Их мы нарушаем, а не надо бы! Человеческую свою сущность не терять, радость друг к другу, радость жизни… Я тут иду дня три назад мимо стекляшки-гастронома вечером. Там за ним бичи… — Ну, — поддержал Колька, — в теплице живут. — Да-да, слышу веселье у них, зашел. Там весь букет: Кеша Попирай, Володя Городской, Халда, Рома Абрамович, Вася Изжога… девчонки у них, на столе скатерть чистая, поляна накрыта, и пьют шампанское! Володе Городскому пятьдесят лет стукнуло. Сидят они в этом сарае ночном и справляют. Поиграй, говорят, я играю! Они веселятся, как дети — нет у них ничего, жить негде, а они танцевать взялись. Я играю и думаю — вот, что важно — жизнь любить! Друг друга! "

Очень интересна линия сюжета с "москвичом" - московским экс-бизнесменом, уставшим от столичной жизни, не нашедшим понимания с женой, выкупившим себе охотничий участок тут неподалеку. Его взаимоотношения с местными мужиками, которые на каком-то подсознательном уровне никак не могут его принять в свои, его быт в избушке с музыкой Чайковского посреди тайги, первая и успешная охота на медведя, полная переживаний и страха. Сбежав за всем этим в тайгу он, тем не менее, попадает в самую гущу событий, оказавшись придавленным дерзким московским омоновским сапогом, настигшим его и здесь.
Надо сказать, что концовка вышла откровенно провальная. Она превратила книгу в дешёвый российский сериал про спецназ с компьютерными взрывами. А уж появившийся на горизонте Рембо так совсем неотсюда и ни к чему. Такая кинематографичность этой книге явно не к лицу. В конце концов, злодеи оказались наказаны, но изменило ли это что-нибудь в уже окостеневшем да опостылевшем укладе жизни?

4 из 5

★★★★☆


"Кетанда" и "Одинокое путешествие на грани зимы".



Если в романе Ремизов чувствовал себя скорее неуютно от того, что жанр обязывает как-то разворачивать события, а не просто делать красивые, но маленькие зарисовки, то малая проза из рассказов и повестей у Ремизова очень и очень хороша. В сборнике "Кетанда" каждый рассказ оставляет приятное послевкусие, эта проза порой грустна и лирична, а порой радостна какой-то первородной радостью, радостью единения с природой и странной радостью одиночества.
Тема взаимодействия с природой пронизывает почти все рассказы, за исключением, разве что, "Бабушкиной вазы" и "Картины". Герои что-то ищут в ней, бегут в неё от мирских проблем и находят какие-то свои ответы, осознают своё место под солнцем, сбрасывая весь этот груз социальной ответственности и оставаясь наедине с матерью всего живого. Это и забравшийся в глушь преподаватель в "Кетанде", и рисующий слесарь в "Картине".
Нередко автор обращается и к проблеме "отцов и детей", с обоих сторон. Трогательная тоска отца по детским временам, когда они с сынишкой ездили на охоту да на рыбалку ходили ("Одинокое путешествие на грани зимы"). И непонятное ещё чувство скукоты в родительском доме, охватывающая подростка-горожанина, который ещё полчаса назад с удовольствием шёл с электрички, чтобы поскорее встретиться с дедом ("Носки без резинок"). И растерянность отца в "Гуси гуси, га-га-га", забывшего ружьё на гусиной охоте и едва не заплутавшего с сыном на лодке.
Люди, не разобравшиеся в своей жизни и ищущие покоя и ответов, как в "Командировке" или в "Отце". Положившие жизнь на заработки ("Запах ольхи") или не достигшие её, как в "Лёхе и Петьке". Решившиеся на благородный поступок, но когда всё вышло не по-людски и зря - "Пол-лося".
Типичные герои ремизовских рассказов - одинокие мужики, в возрасте. Одинокие среди людей, ищущие утешения своей души и своих проблем у матери-природы.

5 из 5

★★★★★

Читать дальше......