понедельник, 7 марта 2016 г.

Торо и его уолденский эксперимент

"Никто еще не заблудился, следуя своему внутреннему голосу. Пусть даже результатом станет ослабление тела, сожалеть об этом нечего, поскольку такая жизнь находится в согласии с высшими принципами. Если день и ночь таковы, что ты с радостью их встречаешь, если жизнь благоухает подобно цветам и душистым травам, если она стала гибче, ближе к звездам и бессмертию, – в этом твоя победа. Тебя поздравляет вся природа, и ты можешь благословлять судьбу. Величайшие достижения обычно менее всего ценятся. Мы легко начинаем сомневаться в их существовании. Мы скоро о них забываем. Между тем они-то и есть высочайшая реальность. … Истинная жатва каждого моего дня неуловима и неописуема, подобно краскам утренней и вечерней зари. Это – горсть звездной пыли, кусочек радуги, который мне удалось схватить..."

Фрагмент, подчеркнутый в одной из книг, найденных вместе с останками Криса МакКэндлесса



Это самое знаменитое произведение американского мыслителя и писателя Генри Дэвида Торо — пример того, как важно знать биографию писателя в привязке к историческому контексту. Потому что — а в случае этой книги особенно — время и место её написания служит ключом к её смыслу.
Торо был личностью удивительной и во многом известен своими протестами и вызовами общественному устройству.
Так, во имя протеста против войны США с Мексикой он публично отказался платить налоги, за что ему пришлось некоторое время провести в тюрьме. Правда, его родные в тот же день заплатили штраф, считая поступок Торо позорным для своей семьи. Но это как раз и является показательным для американского общества тех лет: у него не могло возникнуть и мысли не заплатить налог, государство полностью довлело над человеком. Впоследствии, торо станет одним из первых теоретиков гражданского неповиновения, и окажет влияние на величайшие умы тех лет (например, довольно много Торо цитировал Лев Толстой). Кроме того, Торо активно выступал в защиту природы, за права негров, а также стали одним из первых приверженцев теории эволюции Ч. Дарвина.


В одно время, он увлекся идеями т.н. трансцендентализма — идеи духовного совершенствования, близости к природе. И тогда Торот решился на эксперимент: несколько лет своей жизни провести в стороне от цивилизации, близ пруда Уолден, самостоятельно построив себе хижину, довольствуясь малым и добывая себе пропитание собственным трудом. Так родился "Уолден, или жизнь в лесу".


Вся книга представляет собой несколько зарисовок труда и быта, без излишних удобств и с "узелком за пазухой". В то же время, из неё сочится задиристая и меткая сатира на современное общество, обременённое излишним трудом, материальным грузом, неподъёмными финансовыми обязательствами и всю жизнь расплачивающиеся за своё, как им кажется, материальное благополучие. Торо вмиг стряхивает с себя все эти порой бессмысленные социальные наслоения и настоятельно учит читателя быть умнее, обходиться малым, пресечь свою страсть к материальному накопительству, искать душевного спокойствия не в светстких беседах, а в единении с природой. И главное — быть счастливее. По мнению Торо, чем ближе человек к Творцу, чем меньше ему нужно для ежедневного существования, тем он счастливее. Постоянный труд и работу Торо считает проклятьем, званые ужины - невыносимо скучной и пустой болтовнёй, а следование моде в одежде и вовсе сущей глупостью. Тут можно было бы привести несколько колких цитат, но выбрать лучшие мне так и не удалось — уж больно хороши все!


Настоящая жизнь его проходит в единении с природой: он строит себе хижину, сеет и возделывает бобы, измеряет глубину пруда, пытается перехитрить то и дело ныряющую в пруд гагару, кормит недозревшими кукурузными початками птиц и мышь с ладони, наблюдает за схватками муравьев. Вся природа вокруг для Торо словно живое существо и лучший досуг для её истинного сына — человека.
При этом стоит сказать, что Торо вовсе не призывает к аскезе и отшельничеству с криками "айда все назад, в пещеру!": во время своего эксперимента он периодически принимает гостей и сам ходит в ближайший посёлок узнать новости.
Своим экспериментом он лишь стремится показать, хоть и в несколько гиперболизированном виде, что современное человечество вовсе не там ищет счастья, что цивилизация превращает человека в своего раба и угнетает его до конца жизни, не давая разогнуться и вдохнуть полной грудью пьянящий воздух. Примечателен эпизод, в котором он описывает жизнь повстречавшегося ему ирландца-лесоруба, живущего в нищете с несколькими детьми. Торо считает, что если бы он последовал его примеру и прекратил работать "на дядю", то смог бы избавиться от своей вечной нужды.
Конечно, с высоты 21-го века все доводы Торо кажутся нам немного дикими, невозможными и местами слишком резкими. Но в глубине души, я думаю, каждый понимает, что Торо прав. И чем более он прав, тем более утопичными кажутся его идеи, призывы и утверждения.
Тем не менее, Торо уходит из Уолдена. Почему?

Я ушел из леса по столь же важным причинам, что и поселился там. Быть может, мне казалось, что мне нужно прожить еще несколько жизней и я не мог тратить больше времени на эту. Удивительно, как легко и незаметно мы привыкаем к определенному образу жизни и как быстро проторяем себе дорогу. Я не прожил там и недели, а уже ноги мои протоптали тропинку от дверей к пруду, и хотя с тех пор прошло пять или шесть лет, она еще заметна. Возможно, впрочем, что по ней ходили и другие, и потому она не заросла. Поверхность земли мягка и легко принимает отпечатки человеческих ног; так обстоит и с путями, которыми движется человеческий ум. Как же разъезжены и пыльны должны быть столбовые дороги мира – как глубоки на них колеи традиций и привычных условностей! Я не хотел путешествовать в каюте, я предпочел отправиться в путь простым матросом и находиться на палубе мира, откуда лучше виден лунный свет на горах. Я и сейчас не хочу спускаться вниз.

Мой опыт, во всяком случае, научил меня следующему: если человек смело шагает к своей мечте и пытается жить так, как она ему подсказывает, его ожидает успех, какого не дано будничному существованию. Кое-что он оставит позади, перешагнет какие-то невидимые границы; вокруг него и внутри него установятся новые, всеобщие и более свободные законы, или старые будут истолкованы в его пользу в более широком смысле, и он обретет свободу, подобающую высшему существу. Чем более он упростит свою жизнь, тем проще представятся ему всемирные законы, и одиночество не будет для него одиночеством, бедность перестанет быть бедностью, а слабость — слабостью. Если ты выстроил воздушные замки, твой труд не пропал даром; именно там им и место. Тебе остается подвести под них фундамент.

В заключение хочу сказать, что читать Уолден было нелегко. Текст изобилует множеством отсылок к античным произведениям, большая часть которых, к сожалению, оказалась мной не понятой, ведь мой литературный опыт совсем небольшой.
Кроме того, это не дневниковые записи, и не художественный вымысел. Это настоящая проза мыслителя, жизненная философия и искренние убеждения, которые могут быть не близки, или показаться старомодными, но при вдумчивом чтении не могут не задевать того, что мы уже столько лет пытаемся спрятать за спиной технологического прогресса и новых ценностей нашего меняющегося мира.

4 из 5
★★★★☆

Комментариев нет:

Отправить комментарий